Эльфийские приколы

        
Опушка
Новости
Толкин&Арда
Творчество
Карта
Тропы
Пасибы
Авторы
Общение
      
 

Сepобуpомалиновая книга Арды
Другие приколы

МаякОркский
Беседа Ниэнны с Маякоркским

Странник

Баллада о Берутиэль

О плавании Эарендила

Элендил

Ар-Фаразон

Галадриель

"Жил нуменоpец Имлазоp..."

Сидел король раз одиноко

Если бы!
Нуменорцы


Экономическому кризису, в частности

Как Элронд трезвенником стал

О встрече г-на Гортхауэра и г-на Ф.Фелагунда

Финрод и Гортхауэр, дубль 2

О поединке Тулкаса и Мелькора

Где - пути никто не знает или песня Туора

Правдивый рассказ о здравуре и исходе нольдор

Туор и Идриль. Поэма

Конь Элендила. Поэма

О Берене и Феде Финроде. Поэма

Вьются стяги ролевые

Я помню...

Орочья отступательная

Финве, е.к.в.

Марш Ф.

О сотворении мира

Эльфийский рэп

Вселенский махач

К-куда?

Из фольклора села «Переделкино»

Менестрель у гномов

Менестрель у менестреля





Беседа Ниэнны с Маякоркским

М.О.:

Коль соскучишься по плахе,
Коли жизни ты не рад,
Приходи, мой друг, в Аст-Ахэ,
Что по - вашему - Ангбанд!

Башни черные тут в ряд - заворожены,
Часовые здесь стоят - как заморожены!
В шахтах узники страдают - словно тени ведь,
А над скалами витают привидения!


Н:

Что вы, что вы говорите,
Это право, сущий бред!
Приходите и гостите
Вы в Аст-Ахэ хоть сто лет.

Хочешь - можешь подкрепляться там гостинцами,
Иль по башням подниматься с альпинистами,
На драконе покататься может каждый там,
Иль в горелки поиграться с добрым барлогом!


М.О.:

Сауронова твердыня-
Даже камни вгонит в страх!
Не в воротниках там выи
А в ошейниках,

А придет туда кто, паки, - рвут на месте их
Волколаки, вурдулаки,- злые бестии,
Орки отберут припасы - и закатят славный пир,
А гостей сдадут на мясо - им плевать, что нынче мир.


Н:

А вы сами б поглядели
Да на вещи б те-
Ведь на самом - то на деле
Вы клевещите!

И выдумывать - то бросьте, там - не варвары!
Ведь не Саурон он вовсе, а Гортхауэр!
Орки кушают печенье на тарелочке
Волколаки же ручные, словно белочки!


М.О.:

Ну к чему, нам право,
Этот спор?
Ведь и Вам по нраву
Больше Валинор!

Там ведь жизнь - другое дело - хороша.
И блаженствует и тело, и душа!
Там уж вас улыбкой встретят - ну, так в путь
Коль захочешь в вечном лете отдохнуть!


Н.:

Как же, как же - будут рады -
Рожам орочьим!
Ведь Валары просто гады
Все и сволочи.

Там организуют встречу - и веселие,
Руки - ноги покалечат в подземелии.
Сапогом большим, тяжелым ребрам создадут уют,
В хохлому раскрасят рожу, а потом к скале прибьют!



Странник

...Кому ты служишь, Тьме иль Свету?
Хозяин - запад иль восток?-
Спросил меня он и при этом
Извлек из ножен свой клинок.
-Я сам, мой друг, себе хозяин,
Мне господином - белый свет.
Ну что ты варежку раззявил,
Не видел, что ли, арбалет?

Ну вот, свалился на колени,
Несутся вверх его мольбы...
А мне ужасно надоели
Все слуги света, слуги тьмы!
Твой кошелек - в дорожной стуже
Мне сердце мило будет греть.
А вы все Свет, да Тьма, да служба...
Пора, ребята, поумнеть!



Баллада о Берутиэль

Не слагают баллад о Берутиэль.
Н.
Слагают!
М.О.


Песня носится под небом
Поперек его и вдоль-
Как-то новой королевой
Обзавелся наш король.
Королева ведь не лошадь-
Ей давай забав весь год
И купили девять кошек,
А один был-белый кот!

Снег два раза не растаял,
Как сбежал последний гость.
Кошаков вонючих в стаях
Больше тыщи развелось.
Кошке дайте расплодиться-
Не кричи потом-спаси!
Дух стоит по всей столице
Хоть Валаров выноси!

Где ты, Эру Илюватор?
Помоги хотя бы раз!
Не спасает респиратор,
Не помог противогаз!
Горожан носы зашиты,
Словно в городе чума,
Войск химической защиты
Генерал сошел с ума!

Королева ж петь любила
Ночью мучая струну,
Так, что в денниках кобылы
Волком выли на Луну,
С тонким слухом менестрелям
Лучше сразу под топор-
Ведь ее волшебным трелям
Подпевал кошачий хор!

Нам беды одной хватало -
Прет вторая - эвон, глянь-
Де, посольство из Харада:
-Мол, давай, платите дань!
Мол, давай деньгу и точка!
А не то-опять война!
А казна пуста как бочка
У которой нету дна.

От такого - нету мочи,
Зашатаешься от дел:
Пил король четыре ночи
В утро пятой протрезвел.
А послы твердят,как другу:
-Жаждем мира - видит Бог,
Что должoн король супругу
Предоставить нам в залог!

...По щеке стекла, как слива,
Королевская слеза.
Над просторами залива
Бризом вздуты паруса.
Словно встарь за море эльфы,
Королева вдаль плывет-
А за ней огромным шлейфом
Плыл мяукающий флот.

Через год к ногам владыки
Пал посол страны Харад-
-Мы сдаемся, о великий!
Забери ее назад!
Нос посла зажат защелкой
И до самой до зари
Он все бился об пол челкой:
-Забери да забери!

Но сказал король,как другу:
-Мир незыблемый храня,
Вы уж там мою супругу
Оставляйте у себя!
Снова Гондор-край идиллий-
Плеск вина да звон гитар-
Так врагов мы победили
К вящей радости Валар!

Смысл, друзья, у этой сказки
В скрытой мудрости веков-
Выбирайте жен с опаской
И кастрируйте котов!



О плавании Эарендила

Халява, сэр!

1.

Разгулялась на просторе
Молодецкая душа!
Эарендила тянет в море
Как к бутылке алкаша.
Все пропито,все проето,
Но к чему судьбе пенять,
Если есть халява где-то,
Значит,надо отыскать!

Говорят,за океаном,
Если все моря пройти,
Встретят вас брега Амана
И гора Тинукветиль,
Те,кто там живет,во славе,
Хочешь стой, а хочешь - ляг,
Все имеют и халяву
И немаленький оттяг.

-Эльфы,что ли,даром врали,
Что там полный комунизьм,
Хошь - купайся в Эльдамаре,
Хочешь - хавкой задавись,
Посреди златого леса
У обителей богов
Ждут прекрасные эльфессы
Настоящих мужиков.

-Как кому,а мне лениво
И сражаться и пахать,
Нарогтронд ли, Гондолин ли
Из развалин поднимать,
Пусть повкалывают люди,
Орки, гномы, враг и мрак,
Ну а мы пока что будем
На маршрутах- "пляж- кабак"!

Пусть волна,озлобясь,громко,
По бортам лодии бьет,
...В потолок каюты пробка
Начинает свой полет.
Ярко-сизым носом Манве
Нависает небосвод
И на поиски халявы
Эарендил в Аман плывет.

Что ему шторма и громы,
И жестокая волна?
Но окончатся обломом
Эарендиловы дела,
Ибо даже капля славы
Стоит каторжных работ
И в Амане за халяву
Надо вкалывать весь год.

Он ведь ждал судьбу иную-
Ну а тут как подвернись-
Разнарядку, накладную
И маршрутный в небо лист.
Хошь-не хошь,но верно,пpаво-
Век живи- но век трудись,
Не касается халява
Создающих коммунизм!

...Нету уж давно Амана,
Не найти к нему пути,
Скрыта времени туманом
И гора Тинукветиль,
Но вечор иль утром рано,
Слышен нам с небес куплет:
-Будь ты проклята,халява,
На сто двадцать тысяч лет!



Элендил

Мой князь, ненавидивший равно лесть...
Н.


Песню, что спою, наверно,
Вы уж слышали не раз-
Остров был один - Эленна,
Жалко, нет его сейчас,
Зависть гложет, аж до рези-
Бар да пляж - ну чем не жизнь?
Выпивона - хоть залейся,
Хавки - просто задавись!

В облаках душа витает,
Песни слушая небес,
Посреди земного рая
Пруд пруди любых чудес,
Редкий гость больной, а нищий-
Как на полюсе верблюд:
Все живут так лет с полтыщи,
Дуба лишь в бою дают!

Жить да хавать с аппетитом!
Но ударил барабан:
Кто ответит Элендилу
Что вокруг за балаган?
Кто сказал, легко и просто,
Как поллитру махом пьют,
Что потонет скоро остров,
Скоро острову-каюк?!

Лучше даже псу на сене,
Как оставить-хоть кричи!-
Коль в лазоревых баcсейнах
Бьют коньячные ключи,
Милый остров в океане
Исчезает, словно сон-
Королевская пивная
На сто двадцать пять персон!

Но когда багровой пеной
Накатила в ночь волна,
То сказала - буль! - Эленна
Становясь деталью дна,
Как фонарь, луна светила,
Только память, дорога,
Словно звезды Элендила
На бутылках коньяка!

Вот к концу подходит пиво,
Пьем последний уж галлон.
Вождь вперед глядит уныло
Оттого, что трезвый он.
И теперь, подобьем рая,
Хоть стонать нам не резон-
Королевская пивная
На сто двадцать пять персон!

Кабы все вернулось, если,
Обратились б вспять года...
Ошизев от жизни трезвой
Мы построим города.
Но и в них, не угасая,
Вера плещет, как рассол:
Где-то есть, она, пивная,
На сто двадцать пять персон!



Ар-Фаразон

Никакого нет резона
Без причины помирать.
И душа Ар-Фаразона
Не желает отлетать,
Пятизвездные отели
На пляжу, без войн, без бед-
Знай живи и пей коктейли
Хоть полтыщи долгих лет!

А за морем, где беспечно
Проживает эльфов род
Пить коктейли можно вечно
Так как там никто не мрет.
Чтоб потом не упрекали-
Даже б пень, друзья, б возник:
Обзывают дураками,
Не пускают на пикник!

Где же, Эру, справедивость,
Здесь ее в помине нет-
Не за это ж мы рубились
Почитай две тыщи лет!
И, покорны царским взорам,
Устремленным на Аман
Все линкоры Нуменора
Выгребают в океан.

Чтобы люди впредь не гибли,
Чтобы не было могил,
Надо с главного калибра
Врезать по Тинукветил!
Чтоб отеческой заботой
Не смогли накрыть Валар:
По полку морской пехоты-
В Мандос и в Эзеллохар!

...Но сказали Манве с Вардой
Что таким - пощады нет,
Открывая дверцы шахты
Стратегических ракет.
-Дескать, жили люди нежась,
Чуть не в царские места,
Пусть теперь друг друга режут
И живут не больше ста!

Раз халява им не впору
Отобрать у них ее!
Так не стало Нуменора-
Вот такое е-мое!
Пролетело три эпохи
Изменился облик гор
Но мы снова слышим вздохи
Про блаженный Валинор.

Есть опять у нас линкоры,
И не счесть у нас ракет...
Только нынче Валинора
Почему- то больше нет.



Галадриель

посв. А. Каковиди.

Хихикала в иголки ель,
Дубы смеялись в крону,
Когда сама Галадриель
Влюбилась в Саурона.
Кто пробудил в ней страсти жар,
Зачем, к какому бесу?
Не скажет сам Илюватар
И даже сам Профессор.

Её нам больше не видать
В веселом хороводе-
Она столетия опять
У зеркала проводит.
Пусть по стране мечи свистят
В руках у иноземцев-
Зато родной багровый взгляд
Теплом согреет сердце!

Но кто же, право, разберет
Их женскую породу?
И Фродо, взяв под козырек,
Идет дорогой в Мордор.
И око, что светило так
Призывно и маняще,
Ведь не смотря на мощь и мрак
Взяло, сыграло в ящик!

Так рвется нежной страсти нить,
Как под водой плотина!
Что не успевши полюбить-
Взяла, развоплотила!
На том конец, баллада вся,
И соль понять не трудно:
Ищите женщину, друзья,
Но только не из мудрых!



"Жил нуменоpец Имлазоp..."

Почему люди эльфов не любят.

О эльфах сложено баллад
Немало по лесам.
Одну из них я буду рад
Пропеть сегодня сам.
Там,где грызет морской песок
Прибой, что орка злей-
Жил в башне славный Имлазор
Потомок королей.

Был у него у конь, и меч
И верный меткий лук,
Но допереж всего беречь
Старался он сундук.
Богатства дивные горят
Нездешним светом тут:
Опал, рубин и адамант
Сапфир и изумруд.

Однажды ветер гнул дубы
Как тонких прутьев пук.
В ночи -предвестнице беды
Раздался в двери стук.
И та, что в дом его вошла
Промокшей и босой-
Герою сердце обожгла
Божественной красой.

Чуть слышен смертного привет
В глухой ночной тиши-
Сиял эльфийский звездный свет
В ее глазах больших.
К чему столетия вражды
Народов поминать?...
Скрипела в башне у воды
Дубовая кровать.

А утром солнца ясный взор
Проник в чертог лесной.
Проснулся славный Имлазор
С улыбкой неземной.
Судьба ж готовила ему
Разлуку из разлук-
Ведь у кровати на полу
Лежал его сундук.

Ларец валялся без замка
И солнца луч в окно
Лукавым зайцем обегал
Его пустое дно.
..Тут крик, что солнца свет померк
Рванулся к небесам...
Не любит эльфов человек-
За что - не знаю сам.

Вот такая вот история.
Да.А Имлазор потом умер.

...Интересно, а что бы вы
сделали на его месте?



Сидел король раз одиноко

Средиземский народный романс
По мотивам эльфийских клинков, вил тьмы и заточек света.

поется медленно и протяжно,
желательно хором


Сидел король раз одиноко,
Башка трещала с бодуна,
Рвалась душа его далеко
Светила с облака Луна.
Мерцали с запада зарницы,
Где спит блаженный Валинор,
Луна в глазах его троится,
Смущая королевский взор.

И вспомнил он, что пили много,
Хоть клялся всем совсем не пить,
И обещался выбить Око,
А коль не выбить - так подбить.
Потом ругался и буянил,
Кричал про верные полки,
И все грозился вынуть Андрилл
И всех сослать на рудники.

Хоть королям почти все можно,
Но все же их сильнее хмель-
И слуги очень осторожно
Его доставили в постель.
Взглянув на рухнувшее тело,
Жена опять вздохнет над ним
Про лес родного Лориена
И гнома с именем Дарин.

Так повторялось год из года
И пели барды на века:
Сидел король раз одиноко,
Башка трещала с бодуна...



Если бы!
Нуменорцы


Одинокий воин вышел из-за стен...
М.Ганжа.


Все покорим мы до края земли!
Моря просторы!
Вышли нагруженные корабли
Из Нуменора.
Долго мы шли по великой воде
Весла да лавка -
Смачно бурчала в моем животе
Вкусная хавка.

Пива был выпит последний кувшин
Эльфово зелье!
Вот показались верхушки вершин
Гор Средиземья.
Мы принесли обездоленным свет,
Грубо и зримо.
Позже им жизнь доказала, что нет
Света без дыма...

Разве мы можем кого пощадить?
Нету резона -
Бей, кто не хочет налоги платить
Ар-Фаразону!
Всяк попадется - спокойно мочи,
Кровью веси.
Первых на копья, вторых на мечи,
Третьих-повесить.

Колья расставлены пачками в ряд.
Трупы-навалом.
Сильно за это к нам благоволят
Добрые Валар!
Что-то виднеется там за рекой-
В сумрачном боре...
Щемится Враг за далекой грядой
В черном Мордоре.

Эй, выходи-ка поспорить в бою!
Вражье отродье!
Взяли и вышли - бугай к бугаю-
Морда к морде.
Нет, и не ждали такого и мы,
Право, неловко:
Фигу повесишь такого - увы,
Лопнет веревка.

Много ли надо моей голове?
Свистнуло грозно...
И расплескались в зеленой траве
Белые мозги.
Вмиг пролетели прожитые дни
Во время оно-
Очень неплохо куют кистени
У Саурона!

Все покорим мы до края земли,
Моря просторы!
Шли опустевшие корабли
В даль к Нуменору.
Чтобы доставить к Эндоре гостей-
Сотенку партий,
Так как на всех у него кистеней
Явно не хватит.



Экономическому кризису, в частности

"Что привидится в чаше пьяной?"
Е.Перецуленко.


Что привидится в чаше пьяной?
Пей, молчи, опустив ресницы-
Но не так, чтоб уж очень рьяно-
И Валару недолго спиться!
-Что, Кузнец, недовольно смотришь-
Говорите, трясу пальцами?
Так возьми и с мое, а, кореш,
Поработай-ка с мертвецами!

Эта служба похуже морга-
В гроб поклали - и все, приветик,
В крематорий - и вся недолга...
Ох мне эти - атани, квэнди!
Подавай одному хоромы,
А второму - пиры в Валгалле!
Где же взять на такую прорву?
Ведь на складе дадут едва ли!

Рай четвертому обеспечим,
Пятый просит - ему налили...
А тому, глядишь, мало печки-
Он орет, чтоб его варили!
Он котла захотел и серы,
Сильно совесть беднягу мучит-
Многих - криком кричит - зарезал,
Пусть теперь меня варят лучше!

-Мне устройте страшнее муку!
Я бы рад, от всего бы сердца-
Но когда в дефиците уголь,
Огоньку - то не разгореться!
Виночерпий, не корчи рожу-
А не то - залеплю по харе!
Пить Валару пока что можно,
Здесь с работы не увольняют...



Как Элронд трезвенником стал

"И что тебе надо было
На склонах Оpодpуина?"
Н.


В кои это веки было?
Век ведь он - как миг!
...Собрались к Ородруину
Как-то на пикник
Гил-Гэлад, король эльфийский-
Пенитель вина,
И Правитель имладрисский
Элронд - старина.

За бутылею здравура
Заскучай, поди!
Тут с сыночком Исильдуром
Прибыл Элендил.
Браги полон шлем-корона-
Для неслабых жил!
И - позвали Саурона,
Благо, рядом жил.

Веселись, моя попойка,
Коль тебе не в лом!
Лейся, Гондора настойка
С мордорским вином.
Кто кого рубил - да что там,
Нынче на пиру
Вспомним ль каверзы Моргота
Происки Айнур?

Песнь моя, лети как птица,
Как с обрыва лось-
Исильдуру обломиться
Все таки пришлось.
И широкой рваной раной
Слышен крик души-
-Коль не долили стакана
Так за палаши!

-Это что там за оболтус
Пишет этот стих?
Так Гил-Гэлад прикололся
Но в момент затих.
Автор шуток не прощает
За дурной вопрос
Шутников развоплощает
Быстро и всерьез!

Увидав конец героя,
Все решили так:
Мы устроим меж собою
Славный кавардак!
Под шумок бы и пробились б
До родимых мест!-
Если автор нас не выдаст,
А поэт- не сьест!

Нет, ребята, за такое-
Раз сказал - плати!
И, в момент, взмахнув рукою
Рухнул Элендил.
...Веет с кратера прохладой
Распогожим днем.
А у храбрых дунаданов
Меньше королем.

Саурон, не ждя расплаты,
Рухнул на песок.
-Дескать, я не виноватый,
Это все кольцо!
Ведь схалтурят - посмотрите!
Эльфы-только так.
Допустил изготовитель
Производства брак!

-Значит, наглое колечко
Мне дерзит в ответ?
Так его утопим в речке
Аж на тыщу лет!
Ишь, какая, прямо цаца,
Во стихе моем...
Не желаете сниматься?
С пальцем оторвем!

Но, устав от перепалки,
Жизни сам не рад,
Исильдур-известный стайер
Взял высокий старт.
-Экий, право, братец ловкий,
Рано здесь ты рад.
Ну да ладно - стрелы орков
Поострей пера.

Пусть поплавает в колчуге
Коли так уж смел-
Хоть порадуются щуки
В Андуин-реке...
Только Элронд в сей истории
Выжил под огнем.
Он уплыл по волнам к морю
Притворившись пнем.

К Имладрису пень прибило-
К ступеням дворца.
Элронд, двигаяся криво
Рухнул у крыльца.
Он поклялся - и в куплете
Подтвердит поэт,
В рот не брать здравур- поверьте!
Десять тысяч лет!



О встрече г-на Гортхауэра и г-на Ф.Фелагунда

Российской оргпрестуности посвящается...

Как у наших у ворот-
Видно, дело к драке!
Почитай, который год
Воют волколаки.
Но сегодня и народ
Весь завоет волком-
Саурона сам Финрод
Вызвал на разборку!

Если так - то всем пока!
Здесь остаться глупо-
Будет крови океан,
Будут горы трупов.
Будет красная волна
Омывать планету-
Так как круче пахана
В Средиземье нету.

-Я пришел сказать слова,
Также, между прочим,
Что твоя, братан, братва
Шибко эльфов мочит!
Ни в горах, ни по реке
Не найти живущих:
Лишь трупак на трупаке
В чащах, рощах, кущах!

Прямо чистый холокост,
Плахи, казни, пытки...
Посему к тебе вопрос:
-Возместишь убытки?
Заплати сполна за то.
Если ж будет лажа-
То тогда тебя, браток,
Берену закажем.

С ним б ты лучше не шутил,
Оплати работу:
Он всего за Сильмарил
Плюнет в глаз Морготу!
-Нет, братишка, ты не прав-
Саурон в отмолвку-
Сколь от эльфова пера
Перемерло орков?

Их вы режете легко-
Как отродье вражье.
Посчитать на одного
Эльфа - двадцать наших!
-Эти орки - все фигня,
Нам ли тут считаться?
Про должок уж для тебя
Обьясню на пальцах.

Вот - отличный арбалет
Со стрелой железной...
Есть вопросы? Значит, нет?
Вот и расчудесно.
Есть ль вопросы на беду -
Хоть оно не к спеху,
Я хоть завтра приведу
Двадцать тыщ в доспехах!

Там, где замок твой стоял
Сразу станет пусто.
Все, - пеняйте на себя!
Превратим в капусту!
-Как вести такой рассказ
В нашем разговоре?
Что за стрелочка у вас
Там, на Валиноре?

Вот где истинная жуть,-
Так порезать братьев!
Это, я тебе скажу,
Супротив понятий!
Травишь байки про меня
Словно вождь, с балкона-
Но с сегодняшнего дня
Будешь вне закона!...

...Чем закончился рассказ
Право, неизвестно-
Три недели кровь лилась
Словно как из бездны.
Вверх- аж чуть ли не верста
Трупаков прослойки...
Обожрались, что не встать
Вороны и волки.

Море, горы, дол и лес
Все под сенью плача!
...В наши дни, друзья, прогресс-
Мафия помягче!



Финрод и Гортхауэр, дубль 2

Стоял Лориен как-то в полном цвету,
Деревья развесили кроны.
Однажды собрался Финрод Фелагунд
Язык почесать с Сауроном.
Итак, молвил нолдор аманских кровей,
Родил я такую идею –
Лишь только узнает о ней лиходей
Не станет в момент лиходея.

Пусть все станет общим под неба шатром,
Совсем- до последней монеты,
Заставим заняться мы мирным трудом
Народы всей нашей планеты.
Пусть все части света согласно сплетут
В могучем пожатии руки,
Тогда среди мира у нас расцветут
Культура, искусства, науки.

Забудут хмельной аромат алкаши,
Бездельники бросят гитары,
Наркомы, добив косяки анаши
Возьмутся опять за орала,
Бандиты, забросив подальше ножи,
Потянуться к знаниям свету…
-Хо-хо! – завопил Саурон, - насмешил!
Да ты, мой приятель, с приветом!

Уж коли и вы, благородный нольдор,
Друг дружке пускаете кишки,
То разве к стране применим этом вздор,
И что говорить о людишках?
Идея твоя, без сомненья, вредна,
И это, мне кажется, ясно.
А так как доказана ваша вина,
Ты будешь отправлен на мясо.

На голову эльфу спустился кулак
Со всесокрушающим свистом…
А то что осталось - доел волколак,
Ведь волки - они реалисты.



О поединке Тулкаса и Мелькора

Хотите, истоpию Вам pасскажу?
Раз пиp был, веселый и шумный,-
Тут двеpь издала дополнительный шум-
То Тулкас явился в Утумно.
И вот услыхал Саурон, что приник
К немалому блюду пирожных:
-Там Тулкас пришел к воротам, ученик,
Пожалуйста, дай ему в рожу!

-Легко, мой Учитель! - майяр отвечал,
Но взглядом отметил, как мушкой:
Немалые мускулы Валы-качка
С большою мясной колотушкой.
Душа его славная, в этом ключе
Иканьем подметила это:
-Неужто Учителю нужен, зачем,
Гортхауэр в виде котлеты?

Пришлось оторваться Мелькору от блюд,-
-Прекрасная пища для виршей,-
И многие барды доныне поют
О дивно наставленных шишках!
...Но Тулкас недаром учил карате-
Хвостом изогнулся дракона-
И вот по зеленой Утумно траве
Рассыпались зубы Мелькора!

Как сердце терзается скорбью меча!
Но Мелькор ответил десницей-
И дал Гневу Эру такого леща,
Что Тулкас летать научился!
И верх взял б Крылатый над наглым врагом-
Когда б не одна заковыка-
И вспомнил Мелькор про скота - Курумо,
Но вспыхнуло что-то в затылке...

Майярам не ведомы совесть и честь-
Не вырежешь строк из поэмы-
Бутылкой по кумполу Мелькора - тресь!
И меньше у Манве проблемой...
Баллада кончается - мудрость веков
В ней явно сокрыта недаром:
Друзья! Чтоб разрушились козни врагов
Сдавайте стеклянную тару!



Где - пути никто не знает или песня Туора

Где - пути никто не знает,
Среди гор иль средь долин,
Но стоит и процветает
Дивный город Гондолин,
А на троне да в короне
Там сидит король Тургон
И при крепкой обороне
Всем врагам дает разгон,

Королевских средь алмазов,
Что не счесть,что как трава,
Самоцветом самым ясным
Дочь Тургонова была,
Красотою с ней сравниться
Даже Варда не смогла б,
И толпа эльфийских принцев
У нее лежит в ногах.

Если б можно подступился,-
Душу Морготу продал,
В океане утопился,
Если б Ульмо,сволочь,дал,
Хоть дела мои и плохи-
Но и поезд не ушел-
Я рублю покамест орков
И на сердце хорошо.

...Средь забот да среди ратных
Слух дошел до нас,таков:
Что эльфиек тянет знатных
Да смертных мужиков,
Не писать с меня парсуны,
Но теперь уверен я,
Что на три квенейских руны
Не пошлет она меня!

Эх,рискнем,к чему же люди,
Дан нам этот тверди шар?
Брось бояться,все там будем,
Кроме эльфов и валар,
Пусть во фляге брага тает,
Пусть пройдет не счесть годин,
Я найду,где процветает
Дивный город Гондолин!

Ну,король,кончай лукавить,
Сразу дочку отдаешь,-
Можем камень притаранить,
Хоть какой,едрена вошь!
Дай любую мне работу,
Все мы ,смертные,могем,
К золотым твоим воротам
Хоть Моргота приведем.

Не хватайся за катану,
Талисман не жми ко лбу,
Я ведь всю твою охрану
И соплей перешибу.
Хошь - дракона на цепочке,
Хочешь - золота горой,
Но отдать придется дочку,
Потому как я герой!

...Мы не долго в счастье жили,
Как бывает на веку-
Эльфы эльфов заложили,-
Все по прежнему- Врагу.
У дракона на закорках,
Из земли извергши стон,
К нам с большой толпою орков
Заявился Саурон...

Где - пути никто не знает
Среди гор и средь долин,
Там чадит и догорает
Дивный город Гондолин,
Под свирепым черным флагом
Там лежит король Тургон,
Правда,счастлив все ж,бедняга,
Что пристроил дочку он.

Тризну,правда,не сыграли,
Только ночку провели,-
Лишь заначки откопали,
Сразу за море ушли,
Там - пути никто не не знает,
Посреди зеленых крон,
Но стоит и процветает,
Дивный город Тирион,

Мы пробьем туда дорогу,
Будет славная тропа,-
Много с Тириона проку,
Там как много там добра,
Много там сокровищ ладных,
Эпилог ж у нас таков:
Много там эльфиек знатных,-
Мало наших мужиков!



Правдивый рассказ о здравуре и исходе нольдор

О холодном пиве мы знаем не в наслышку-
Хорошо придумали старики Айнур!
Только в случае одном явно дали лишку
Ну, когда изобрели - как его... здравур!
Может, он в бутылках был, в бочках ли, родимый,
Слава о напитке том проживет века-
Главное, товарищи, это перспектива:
И безногий от него спляшет гопака!

Тот здравур что ране был - нынче не просите!
Нет нигде его сейчас, будет ли когда?
Ну а то, что нынче здесь, в нашем магазине-
Ну, так это не здравур, это так - вода!
С ним возможно воспарить мыслью к звездным высям,
И в морскую заглянуть бездну-глубину....
Даже ход истории от него зависит,
Даже эльфы, говорят, у него в плену!

Но Айнур ведали с тех пор
Что вреден перебор!

Вот о эльфах наш рассказ, - слушайте же, братцы,
Поведу для вас его с тех далеких пор,
Как-то раз зравуром тем в сильмариль надрался
В утро дегустации некто Феанор.
Парень был собой не плох, он народом правил,
Вел их, так сказать, вперед, к верному пути.
Дело кончилось потом, правда, тумаками
Даже короля, друзья, может развести...

Веселились нольдоры вместе с тэларями,
Но при пьянке - я спрошу - долго ль до беды?
А над берегом морским лебеди летали
Так - для украшения иль для красоты.
Что ему привиделось в белой лебедице?
Парусов ли хлопанье, мачт ль десяток рощ?
- Дай, кричит, корабель мне - жажду прокатиться,
Да и весь народец наш - кажется, не прочь!

-Где ж ты видел корабли, посмотри получше-
Солнце пляшет на волне, берег опаля!
Накось лучше закуси - свеженький огурчик!
Он приводит в чувствие даже короля!
Только вытащил он меч, им взмахнул не нежно,
Словно колет в задницу сразу сотня шил-
-Не дадите корабля, я вас всех порежу!
(И порежет в точности, если уж решил).

Противопоказано эльфам сильно пить- и,
Говорили Айнур им: много не хлебать!
Начиналось действие славным мордобитьем
Завершилось действие, так, что ни сказать....
Как пошла махаловка - не бывает круче,
Сколько переломано было рук и ног!
Наконец, над бучею собралися тучи.
Разобраться с битвою дождичек помог.

Недаром говорят с тех пор
Что вреден перебор!

Намо Мандос прибежал, с ним и три медбрата,
Только он на это все глянул с под-руки:
Альквалонде, ажно вся, пламенем объята,
А по берегу лежат только трупаки...
А они колоннами к горизонту мерно
Медленно почапали из земли Аман-
Наздравуренным, друзья, море по колено.
Что там море - я скажу - даже океан!

Вот они расчухают, захотят вернуться-
Только как же пересечь водяную гладь?
Ведь одна махаловка без здравура - грустна,
Остается с бережку камешки бросать...
Все, пора заканчивать, прекращаю чтиво.
На большой и белый лист капает слеза.
Для хорошего стиха нужно много пива.
А без пива что, друзья, можно написать?



Туор и Идриль. Поэма

(гастрономическая)

Часть 1.

Гопа очень тощих гондолинцев выбирается на свежий воздух. Они несут различные
приспособления для потребления пищи и некотрое количество оной.


Эльфы:

Приятен глазу горный лик
Заснеженной долины.
Не помешает нам пикник
С участьем Маэглина!
Здравур - небесная роса,
Шашлык - на шкуре орка-
А колбаса? Да колбаса-
Останутся лишь корки!

Салат из крабов и маслин-
О, аромат пирожных!
Но угощает Маэглин
Сегодня нас роскошно!
Весь год - одни лишь сухари,
Да кислая отрыжка....
Ведь Гондолин - ох, Гондолин!
Режимный городишко!

Ведь из-за наших скал и гор
Почти не видно свету.
И круглый год подножный корм
Питаньем служит эльфу.
Здесь быстро сбросишь лишний вес-
При воинской нагрузке:
Весь год - вода и эдельвейс
К водице на закуску!

Как редька горькая, друзья,
Мне яства из гороха!
А королевская семья
Питается неплохо.
О ветчина, о дивный сыр,
О утки и креветки!
Признаюсь, эльфы, - то есть мы,
Все это видим редко.

А жрать захочешь донельзя
Сжуешь и занавески!
Иное дело - коль в друзьях
Племянник королевский!
Долой постылую печаль
Да здравствуют подливы!
Готовы целый день кричать
Мы славу Маэглину!


В это время на все это смотрят....

Орки:

Ну, вот, товарищи, привет.
Ну вы, садитесь ближе!
Признаюсь Вам, что с давних лет
Я эльфов ненавижу!
Ращу я чувство с детских лет-
Молчите, соплежуи!
Вкуснее эльфа зверя нет-
Вам точно доложу я!

Как говорил мне старый тролль-
Умнейший хрыч в Ангбанде,
Подайте к эльфу только соль,
Особливо в осаде!
Тогда, дружище, приколись:
Я был еще мальчонкой,
Но мне запомнилась на жизнь
Эльфийская печенка!

Но чу! Что дивный аромат
Разносится по кряжу?
Скорей покличь сюда ребят
Серьезных и отважных!
Смотри сюда, теперь, братва-
Вот здесь неплохо видно…
Эй, вы! Смотрите, чтоб слюна
Не вызвала лавину!!!

Не стоит здесь плясать балет,
Но чтоб я гадом буду-
За камнем этим наш обед
Обедает покуда!


Волчья стая:

Шипит на протвине бекон
Готовятся котлеты.
Зачем твердит нам герр Мелькор
Что мясо - это вредно?
Кто в шкуру волчую попал
Так право, не считает.
Ведь нам и педигри то пал
Едва перепадает...

Вот жарят, словно на плите,
Немаленький огузок!
А у меня который день
К спине присохло пузо!
Ни на охоту сбегать, брат,
Смотаться тихой сапой-
Паши, как эльфы, на Ангбанд,
Не то протянешь лапы!

Изволь, нехитрая игра
При этаком развозе:
Так ведь поди ж из-за бугра
Ему консервы возят!
Он в этот самый Валинор
Летает, как в буфетик -
А нас отдал, друзья, позор!
Растительной диете!


Автор:

И вот, мой друг, случилось то,
Что изменить не можно:
Пикник закончился бедой.
Быть важно осторожным!
Сверкнули вражьи топоры,
Булав тяжелых грозди...
Лежат на склоне у горы
Обглоданные кости.

Их только к хавке допусти!
Сожрут и сандалеты...
Ну, дядя Мелькор вам простит
Эльфийские котлеты.
А у скалы, под дикий визг
И чавкание смачно,
Тресется Маэглин, как лист,
Да выставив кинжальчик...


Маэглин:

Копьем сраженным быть легко,
Мечом или палицей...
Но стать харчами для орков
Эльфийскому-то принцу?
И в страшном сне такое вы
Увидеть не хотите...
А к дяде Мандосу прибыть
В каком, простите, виде?

И пусть в его чертогах свет,
Да в неглиже подружки,
Но что касаемо котлет
Здравура ль полной кружки...
По слухам, полная беда.
Допрыгался повеса...
Но все. Прощайте, господа.
Чичас нас будут рэзат!


Волки:

Один лишь только, вредина,
Остался недоеденный,
И тощ, к тому же он, как огурец.
Оставим ли до полдника,
Эльфийского негодника,
Или сжуем его мы под конец?


Орки:

Что вам сказать? Набив живот,
Не стоит торопиться.
Решим, на уголья его,
Или в котле вариться.
Из эльфа неплохой бульон
Выходит, правда ваша.
Неплох весьма с картошкой он,
Неплох и в щах и в каше.

Любой с ним овощ или фрукт,
Сгодится без вопросов!
Ведь эльф, друзья, такой продукт,
Испортить что непросто!
Неплохо ребра потушить,
А также и колени,
Сгодятся ляжки на шашлык,
А шейка - на пельмени!

Но мысль сверкнула, словно нож,
Над печенью эльфийской:
- А много ль с одного возьмешь?
Неплохо бы и вызнать,
Где - над голодною страной,
За коим дальним лесом
За прочной каменной стеной
Жуют деликатесы?

Но - примененье тяжких мер
Душе наносит раны!
К тому же - герр Гортхауэр
Сторонник мер гуманных!
Отсюда вывод - не спешить,
Терзая воплем веси.
А это пошленькую жизнь
Повялиться подвесить!

Не понял, рожа: вот петля,
С веревкою недлинной.
Ах, ты племянник короля,
Зовешься Маэглином?
Не надо милый друг, ля-ля!
Для нас - отродье вражье!
А что племянник короля-
То - повкуснее стражи!

Возможно, мы отложим месть
Коль ты откроешь место,
Где очень долго сможно есть
Одни делиткатесы?
Ты знаешь тайный ход туда?
Не правда ли, гугнивец?
Чья ножка враз для холодца
Для нас бы и сгодилась?


Автор:

Хреново дело. И ежу
Сие, друзья, понятно.
Сейчас они его сожрут.
От носа и до до пяток.
Ну заведи в засаду их,
Погибни, чтоб писали
По книгам барды: Маэглин?!
Да Маэглин-Сусанин!


Маэглин:

Так что же право, предпочесть,
Родимые ль пенаты?
Ведь и в натуре могут сьесть,
Не подавившись, гады.
У, щерит зубы вражья пасть
Наточенные лясы!
Но только на моих костях
Не надоело мясу.

Да хрен ли мне в родной стране?
Что скажешь: вор на воре...
Как нашей высказал родне
Мандос на Валиноре!
Смешно сказать – сплошной разбой,
Да не смешно, а тошно…
И - что ты сделала со мной
Сестренка – Среброножка?

Как было, право, тяжело…
Как ты могла, Идрилька!
Ведь твой Туор – известный жлоб,
Не пользуется вилкой!
А на пиру – ведь не пустяк:
Позор перед гостями -
Заестся в торт - и как хомяк -
Работать челюстями!

Так месть обжоре, ни шиша
Презренной смертной расе!
Отмщу, сыграю в Плохиша,
И мстя моя ужастна!
Пущай орда врага течет
К родимому порогу:
Получит к завтраку Моргот
Серебряную ногу!


Орки:

Но по нашим суждениям орочьим,
Хоть и сами мы вроде зверья,
Только большей, товарищи, сволочи
Не встречали мы вроде, друзья!

Ну надо ж эдак заложить
Родню и всех знакомых!
Такая дохленькая жизнь-
Но стоит очень много.
У нас же проще - чик - легко
Товарищи, приветик,
И, здраствуй, дяденька Мелькор
И на новом белом свете!

Но тут, однако, есть резон
Поверить этой морде.
И нам товарищ Саурон
На грудь повесит орден.
Скупая тусклая слеза
Вновь клыках остынет:
И я всегда готов сказать:
Что я служу Твердыне!


Часть 2.

Туор:


Пускай слова звучат как лесть,
Но есть такое место
Где можно очень долго есть
Одни деликатесы!
Я шлялся вдоль и поперек
Земель и тьмы и света-
Мне было право, невдомек,
Что жизни смысл-котлета!

Сказал философ - мне не в лесть,
Что быть обжорой грустно.
Быть может, в этом что-то есть.
Но это есть невкусно.
Я был бандит, злодей и вор,
И грабил по дорогам.
А здесь я, братцы, князь Туор,
Служу опорой трону.

Вот вы - пахается поля,
И в недостаке веса.
Жена мне - дочка короля
Эльфийская принцесса!
Ласкает стол накрытый взор,
Да шпиг в духовке шкворчет.
А тесть уж визу в Валинор
Мне как-нибудь схлопочет.

Я был - раззява и балбес,
И резал глупых орков.
Пустыни, море, дол и лес...
Да что в них, право, толку?
Но дивной пищи запашок
Послала как-то Варда...
Так в Гондолин Туор пришел,
Рассказывают барды.

Здесь хавка, что на целый свет,
Да не одно и тоже!
Какая жрачка на обед
Присниться разве может!
Что до врага - наш горный край
Укрыт надежно в скалах.
Не доберутся к нам сюда
Ни орки, ни фискалы!

Кто может есть весь год подряд
Бананы, фиги, сливы,
Тому плевать на весь Ангбанд
С его Тангородримом!!!


Автор, весело напевая:

Сегодня в Гондолине отменены гулянки,
Сегодня в Гондолине и стар и молод трезв:
Сегодня королевский любимейший племянник
Любимейший племянник загадочно исчез!
Начальник стражи зол как тролль:
Горит фонарь под глазом:
Так намекнул ему король,
Что важно точно выполнять приказы!


Глорфиндейл, поглаживая скулу:

Эй, прекратить хлебать винцо!
Куда отсюда деться!
Вкруг наших гор - врагов кольцо,
А здесь – деликатесы!
Небось, сидит среди колбас,
Да трескает в палатах,
В зравуре тертый ананас
В сметане с сервелатом!

Да мы их знаем, этих хваст,
Чтоб всех побрал их Мелькор!
Он за котлету нас продаст
Иль там за фрикадельку!
А ну, ругаться не моги
Эй вы, оставить жрачку!
На стену города враги
Ползут немалой пачкой!

Нахально шествует дракон,
Огнем пылает рожа...
Зарежь - так отбивных мильон!
А может, даже больше!...


Туор:

Мы поздно спохватились: все завершилось дракой,
Они ввалились пачкой, желая всех сожрать:
Что эльф для них, что люди: для орков - просто хавка.
Что к этому ребята, прибавить, иль убрать?

Над морем - океаном опять сгустились тучи:
Но выбора, ребята, у нас пока что нет.
А доплывем в Заморье: пособие получим.
А если не деньгами, то завтрак иль обед!

Там, говорят, и бары, и рестораны тоже,
Шашлычных просто море, закусочных не счесть.
Но гнусные Валары не любят наши рожи,
Но все-же есть надежда - удасться нам пролезть…


Идриль:

Пособие получим и в зубы - по грин-карте,
А там глядишь и вилла, мобильный палантир…
Я стану секретаршей у Манве в аппарате,
А ты пойдешь на биржу - по будням мыть сортир!


КОНЕЦ



Конь Элендила. Поэма

Я помню вершину огромной горы
И травы долины туманов.
И неисчислимые табуны
Волшебных коней - великанов.
Я был из рода великих коней,
Не знавших узды неволи.
Но руку свою в железной броне
В лугах протянул мне воин.

И в отблеск зарницы, сиявшей на дню
Там голос его вливался:
-Пришел я взять свободу твою
В обмен на кровное братство!
И если ее ты готов отдать,
Не медли же - славы ради!
Ведь конь седока не сможет предать
Как нас предавали братья!

Сверкнет на солнце нездешний металл,
Скрепляя доверие наше.
И красный поток толчками хлестал
В его золотую чашу.
И кровь - его и моя - в две струи
Смешались в словах заклятья.
Под светом солнца, во мраке тьмы
Отныне мы кровные братья!

Волна качает борта корабля
Ударом тяжелой льдины.
Но cудьбы наши - его и моя
Отныне слиты воедино.
Венчает мне голову светлый султан
На шлеме, что мне откован.
Дороги, что к света ведут сторонам
Моим отданы подковам.

И только гора сквозь жизни яд
Отблеском далеких молний...
Но так же спокойно, как он, разят
Врагов мечи его воинов.
А ворон кружился: всегда готов -
Они на добычу падки,
Я шел по улицам городов
Ступая в крови по бабки.

Вот новой битвы звенящий лад
На лютнях сыграли боги.
А он наклонялся мне к уху "Брат!"
И снова просил подмоги.
Но будь перед боем спокоен ты!
Любого врага догоним -
Что коням света их клячи тьмы?
Куда им, коротконогим...

Не ведал я плети и жалящих шпор,
На мне золотая попона.
Но только смеялась с далеких гор
Оскалом Луны Эпона.
Он лучших мне приводил кобыл,
Янтарной кормил пшеницей-
Но я не мог позабыть горы-
Она по ночам мне сниться.

О, Оромэ, мощный отец коней!
Услышь нас средь звездной пыли!
Коль эту жизнь подарил ты мне,
На день подари мне крылья!
И новый бой я готов принять
В долине зеленой рощи-
И враг никакой не мог устоять
Под нашей совместной мощью!

Вот черный конь принес седока,
Как пена ночного прилива.
И силой его горели глаза
И ночью сияла грива.
Но в грудь ударом его под откос!
Хоть он и стоял как влитый.
И ногу свою над ним я занес
С разящим сталью копытом.

Но словно на миг захватила тишь
Вершины горы величья-
Ведь брат убивает брата лишь
И только - в людском обличье!
Но пыль от веселых волчьих облав
Опять застилает плюмажи.
И вот про удары тяжелых булав
Мне волчья шкура расскажет.

И чудиться в желтых застывших зрачках
Той жизни, что в них плескала,
Мне не проклятье, не смерти страх-
А жалость - в клыках оскала.
Не призрак ли бродит того - коня
Кого же коням стесняться?
Навек отдана свобода моя
В обмен на кровавое братство.

Смотри вперед, мой кровавый брат,
На поле грядушей сечи!
Сиянье вражьих клинков и лат
Меня от тебя излечит.
Удар настигнет внезапно и ты
Оставишь седло литое,
Уйди же в объятия пустоты
Навеки в страну покоя!

Ударом копья под вырез лат-
И он, наконец, повержен...
Но только доносится: "Что ж ты, брат!?"
От вражьих копейных наверший.
Зачем коням чьей-то крови желать,
И славы высокой, звездной.
Но только далеких сражений храп
Мне вновь раздувает ноздри.

Но только сейчас его уже нет
И звезды прощально сверкнули-
Над станом светлым встает рассвет
Свободу свою верну ли?
...Убор золотой мне как тяжкий мрак
Расчешут и хвост и гриву,
Расшитый жемчугом алый чапрак
Коню предвещает гибель.

И где-то в заоблачных тех мирах,
Где мрак режут звездные вены,
Меня ожидает мой кровный брат
Свидетель моей измены.
...А серп в точеных руках остер,
Тоскою в синих глазницах-
Зажжет она погребальный костер
И будет о нем молиться.

И как у горы, почувствую я
Веселую жгучесть металла-
Чтоб снова кровь его и моя-
Траву собой пропитала.
Мне нет дороги в долину коней-
Убийце, что жаждал крови-
К другим вершинам, другой горе
Ведь это удел героев!

Там льется в сраженье горячий поток
Там чаш перезвон непрестанный-
Но только вовек не слыхал никто
О травах долины туманной.
Там рухнет в сознание звездный булат,
Я голос услышал неба:
"Ты стал предателем, кровный брат-
Ты стал почти человеком..."



О Берене и Феде Финроде. Поэма

1.

Я при всем честном народе
Вам спою сегодня блажь-
Федя Финрод в Нарогтронде
Самый первый был алкаш.
Всякий вам его укажет,
Знает Федю белый свет,
Что сама дивилась даже
От такого Элберет.

Жизнь у эльфа - тяжкий камень,
Бесконечна, как вода.
Орки бьют да пилят бабы,
Что тут скажешь, господа?
Призовешь кого к ответу?
Эльфам некому пенять-
Приходилось воду эту
Самогоном разбавлять.

Лейся, песня, средь простора-
Веселее для души!
Были все князья нольдора
Пребольшие алкаши.
И любой из них в охотку,-
Донесла до наc молва,-
Перепьет десяток орков,
Ну а кое-кто и два.

Синдар браге тож покорны-
Отданы ей в вечный плен.
Все морские знают волны
Как умеет пить Кирдэн.
Элу Тингол - славный малый,
Хоть и зелен, словно лист.
Пьет, не мудрствуя лукаво,
И здравур, и антифриз.

Теларь с другом-аппаратом
Дремлет в чреве корабля...
Это были алконавты
Что не нонешним ровня!

Не в пример по классу лучше -
Но, как в песнях повелось,
Разобраться, кто же круче
Эльфам все-таки пришлось.

Завершился спор, по слухам,
Посреди кровавых луж...
Получилась бытовуха -
С эмиграцией к тому ж.
Но скажу при этом, братцы,
Сам я тут едва - едва...
В дрязгах эльфов разобраться-
Это надо литра два.

Но недаром, я уверен,
Слухи ходят меж ушей-
Что гораздо круче Берен
Всех эльфийских алкашей.
Гей, здравур, в стаканы брызни,
Зря кружит печали бес-
Люди пьют не из-за жизни-
Им приятен сам процесс!

...День в дворца заходит в двери,
Звезды тают не спеша.
Федя наш и храбрый Берен
Пили раз на брудершафт.
Разлетались ночи тучи,
А носы клонились вниз.
И вопрос - а кто же круче?
Топором в выси повис.

Разлился здравур рекою
Что не видно и конца,
Здесь прихлопнут с перепою
Неумелого певца.
И сказал на пире Федя,
Шуйцей хлопнув по копью,
-Дескать, мне не жить на свете -
Саурона перепью!

...Саурон был тот орешек,
Тертый жизнею калач.
Он поутру эльфов вешал
А потом глушил первач.
Я скажу, и правда, братцы,
Понимал он в этом толк,-
В сих занятиях сравняться
С ним почти никто не мог.

Одолеть сего злодея
Не один король хотел,
Не один герой, потея,
С замка стен его слетел.
Но поэт недаром пашет,
Сеет густо строк зерно, -
С злыднем сим героям нашим
Повстречаться суждено.

Ждут бураны и метели,
Путь лежит их далеко -
Чтоб у темной Цитадели
Саурону дать пинков!
Торжеством над мраком света
Будет действие сие,
Чтоб могли потом поэты
Заработать штоф себе.

Если б не было героев,
Что бы делал ты, певец?
Уголь б рыл, таскал помои,
Бил врагов бы, наконец!
Ты сидишь на знатном пире,
Ты с нуждою не знаком,
И, бия рукой по лире
Только треплешь языком.

Жизнь завидна менестреля!
Это так, к чему скрывать,
Коль не очень оборзеет
Так не станут убивать!
Не сдерут с живого кожу,
Ребра кат не сокрушит:
Пару раз дадут по роже-
И давай, опять пиши!

Но уже героям нашим
Показалися вдали
Исполинских черных башен
Презловещие огни.
Руки - ноги костенеют,
Там, у крепости врага,
И густой стоит над нею
С ног валящий перегар...


3.

...В черепа, а не в бокалы
Льется брага из братин.
Орки пьют не ради славы-
Не фиг просто делать им.
Шизанешься да и только,
Коль не далать ни фига.
Но спасает подготовка
В черном замке у врага.

В черном замке можно драться
Коль и это надоест-
Можно выпить бочку шнапса
Сьесть барана за присест.
Жарить эльфов над кострами,
Наркоты вдыхать туман,
Можно тронуться умами -
Но у орков нет ума.

Правда, в этаком режиме
В наши дни, в дни старины,
Кроме орков, люди жили
Пребольшой одной страны...
-Что-то ты, писатель милый,-
Скажут мне, - Не в зуб ногой!
Растянул поэму килой
Да еще намек такой!

Что ты ржешь, как конь ретивый!
Но в ответ уже летит:
-Это все апиритивы
Пьянка будет впереди!

* * *

День за днем проходит быстро,
Время - скорое оно!
За канистрою канистра
Вновь показывает дно.
Был б послабже кто - напором
Хлестануло б из ушей!
Храбрый Финрод с Сауроном
По пятнадцатой уже.

Пусть вокруг страна кошмаров,
И в косом окне видна
Аж на двадцать экземляров
На колесиках Луна!
Пусть звереет чародейство,
Только, право, братец, врешь-
С одного, злодей, присеста
Ты Финрода не возьмешь!

Вьются сотнями напасти,
Но стоит еще Финрод!
Хоть под люстрою колбасы
Вновь заводят хоровод,
Ветчина поет речевку
Как заправские певцы,
Пляшут звонкую чечетку,
Брызнув солью, огурцы!

Ах, как пели менестрели
Что герой достоин звезд!
Только верно зеленеет
Королевский красный нос.
Что ж ты, милый, спал с лица-то?
Где же слава, милый, где?
Финрод рухнул на двадцатой-
Это эльфу как предел.

О, читатель, ты расстроен,
Враг ведь занял пьедестал.
Но таков конец героя
Коли сил не рассчитал.
Коли был он неумерен...
Этот грех ему простим:
Скоро наш отважный Берен
За Финрода отомстит!

Да, читатель, бой кровавый
Предстоит героям здесь.
Бой грядет не ради славы -
Чтоб сложил пиита песнь.
Чтоб поставить с споре точку,
Грянет честная дуэль:
Не мечи скрестятся - бочки,
С ног валит не сталь, а хмель!

...Задрожала замка кровля,
Заходил его настил-
-Человеку эльф не ровня
Так то, черный властелин!
Пусть ламбаду пляшут свечки,
(Колдунам зато напряг)
И поет удало печка
"Не сдается наш "Варяг!"

Берен тоже не сдавался,
(Саурону-в сердце нож)
-Ты же вроде похвалялся,
Что вобще не устаешь!
Что ж ты, братец, испугался?
Не хватил б тебя удар!
Не тебе с людьми тягаться,
Хоть был б трижды ты майар!

Вот такая, братец, штука-
Проиграл ты на все сто!
...И с ритмичным перестуком
Орки падают под стол.
Саурон лежит как вилка,
И не в силах уж мычать.
Где уж тут до поединка
На словах ли, на мечах!

Орки падают все реже-
Пал последний, как мешок-
Так был гнусный враг повержен,
Славный подвиг совершен!
Враг унижен. Пали сети
Лжи, коварства, колдовства.
Что ж последует за этим,
Что готовит нам судьба?

Как закуска сладко естся,
После подвигов, друзья!
Но раздалась чья-то песня
(Или, может быть, песня.)
Что ж дрожат героя руки,
Как былинка на плаще?
Голосок своей подруги
Ведь не спутаешь ни с чем!

С Лучиэнью шутки плохи,
Это вам не е-мое!
Знают волки, знают блохи
Скалку мощную ее!
Каждый б, в виде этой киски
Не ошибся бы, сказав:
Большинство принцесс эльфийских
Отличает скверный нрав.

Саурон, хоть он зараза,
(И отменный был злодей)
К Дориату не совался,
И не связывался с ней.
То-особенная птица!
Здесь сказать бы каждый мог.
Не один десяток принцев
У ее пасется ног!

И, к тому же всем известно,
Будь то рыцарь или шут,
Что поэтов просто бездна
Надорвало глотки тут.
Ветер ль с леса тихо веял,
С моря ль свежесть вносит в день-
Обсуждали быт семейный
Лучиэнь кому ни лень.

Хоть эльфийский род по притче
И красив, и голосист-
Полноценной жизни личной
Не заменит пересвист.
Мужики у этой клики
Далеки от грешных тем.
Оттого у нас эльфийки
Больше смотрят на людей.

Эльфы песней сгонят тучи,
Но в постели-мертвецы.
В этом плане люди лучше
Хоть и пьют, как жеребцы.
Тут, заметим мы приватно,
Наблюдается везде-
Человек один приятней
Пачки эльфовских князей.

Даже дуб, бывало, плакал-
Если слышал песни бег:
-Tы алкашная собака
Дорогой мой человек!
Да, друзья, такое дело,
Мне писать уж не сплеча.
Но в дубравах зазвенело
Как к пожару колонча:

-Ты ж твердил, что на Моргота,
В бой пойдешь, как на парад!
А остался без присмотра-
То ужрался тут же, гад!
На кого же вы похожи-
Все единое клише,
Посмотри на эти рожи-
Ведь алкаш на алкаше!

Где там подвиги велики,
Где геройский вид и пыл?
А добрался до бутылки-
Так поди, о всем забыл!
...Брагу прочь! Глоток рассола!
Орков на фиг. Протрезветь!
Так ее звучало соло
Как некормленный медведь.

-Шит в руке. И меч наточен.
Ждет тебя дороги нить-
Встал! Пошел вперед! И точка!
Без камней не приходить!
-Ох, огни-мои, горелки
Дело тянет на скандал-
Ни глоточка опохмелки-
Так со злости бы и дал!

Но, забравши ноги в руки,
Он - подруге не перечь!
Долго слышалось в округе
Как побрякивает меч...
И она, вздохнув сурово,
В путь отправилась тотчас:
Так как за любым героем,
Скажем, нужен глаз да глаз!

* * *

Что грядущее откроет
Нам неведомо, друзья,
Что же стало с сим героем-
Мы узнаем опосля.
Ждут его Врага ли сети,
Иль победа на пути?
Ну а как же славный Федя?
Мне позволите спросить.

Во поэме славной нашей
Про любого будет сказ.
Только с этим персонажем
Мы расстанемся сейчас.
Эльфа или человека
Нам накого не найти...
Федя был не то что в стельку-
Проспиртован, как фитиль.

И, в скоплении народа
В белоснежном корабле,
Отвезли затем Финрода
В Валинорский ЛТП.
И до нас доносят песни
Что Финрод - кругла земля!
Предается чтенью лекций
О вреде алкоголя.

Конец 1 части.


Часть 2,

1,

Но на этом наше чтиво
Здесь не кончим вовсе мы-
Нас волнуют дни иные-
Дни блаженной старины.
Где ласкал сияньем взоры
Свет дерев, подобен дню,
Где под небом Валинора
Эльфы жили, как в раю.

Где в дворцах, не в бедных селах,
Птица райская кричит.
В амареттовых озерах
Бьют коньячные ключи,
Виноградная зарница
Озаряла не волчцы,-
Распиравшие теплицы
Изумрудом огурцы.

Но среди земного рая,
Под шатром его небес
Эльфы чуть не помирали
И теряли вид и вес.
Всякий край не без проблемы:
Элдар в выпивке слабы.
Человек-хоть метр с кепкой
Перед ними - богатырь!

Я скажу, и верно, други,
Хоть башку поставь на кон-
Эльфу хватит даже рюмки
Чтоб копыта склеил он.
Оттого в житейской вьюге
Запылив свои мозги,
Дохли эльфы с похмелюги
Усыхая от тоски.

Им, сердешным, б по баклаге-
И веселья хоть на год-
Ну а так от капли браги
Загибается народ.
В общем, форменное свинство.
Только с некоторых пор
Посреди эльфийских принцев
Выделялся Феанор.

Были ведь герои позже,
Помогутней, погрозней-
Но бутылкой дать по роже
Все ж он мог искусней всех!
Кто-то скажет, что не густо
То для гения уметь-
Но ведь ценится исскуство
Их на свете мало ведь!

С ними тонким политесом
Нужно, право, обладать:
По возможности не резать
И ногами не пинать.
Коль такие есть реликты
Охраняйте их, не зля-
Иногда в их умной тыкве
Появляется мысля!

Все тогда вокруг ликуют-
Так, однажды в токе дней,
Штуку он создал такую
Все бледнеет перед ней.
Не измеришь и аршином,
Не положишь на весы-
Изобрел он не машину
Чтоб солила огруцы,

Не устройство их полива-
Что нам в том устройстве, брат?
Ни конструкции предивной
Самогонный аппарат,
Все, что нюхали и пили,
Все бледнеет перед ним.
Он придумал Сильмарили
И камней тех было три.

Коли верить эльфов пенью,
Что разносится в выси,
То не знал вообще похмелья
Тот, кто камни те носил.
Из-за этого их свойства
Крови ток - как ток воды-
Эльфов массовым геройством
Долго тешились барды.

Ибо, чтоб не говорили
Нам различные певцы,
Пропил Феня Сильмарили
А потом отдал концы.
Потому, должно быть, чаю
И скажу вам без прикрас:
Эльфы вечно все в печали
И мрачней всех прочих рас.

Пропил б эльфу или гному
Не точилась бы слеза:
Дескать - собственность народа,
Посему - вертай назад!
Аргумент вродя гантели
Человека проберет...
Но каменьями владеет
Ныне сам Мелькор (Моргот)!

Здесь гантеля не спасает,
Лом не выручит никак.
Кто его, друзья, не знает-
Это миру первый враг!
Это имя нам знакомо
Знаем гада наперед:
Сколь б его не били ломом-
Ничего не отдает!

...Час от часу нам не легче-
Все, товарищи, ку-ку!
Где горят Ангбанда печи
Кости мелют на муку.
Орков, злобных и ужастных
Там на двадцать два полка.
Омывает это царство
Самогонная река.

И, скажу еще словечко,
(Даром, что-ли, бард поет)
Что дракон сгорит, как свечка,
Коли выпьет из нее.
Что там эльф, - любой из Валар
Здесь бы мог отдать концы!
Сторожили черный замок
Лишь живые мертвецы.

И за этою преградой
Всяк в миру его костит,-
Обитал в ужастном замке
Самый черный властелин.
Задрожит от страха всякий-
И любой, друзья, из нас-
Саурон пред ним козявка,
(Даже меньше в десять раз)

Мелькор был известен, паки
Как ужасно злой бандит,
В дни былые грабил банки
Был разбоем знаменит.
Он имел характер гадкий,-
К разрушению струну:
Покушался из рогатки
Сбить и Солнце, и Луну.

Из-за этой злобной яви
Никому он не был мил.
Ни один из всех Валаров
С ним из принципа не пил.
Посему, и наипаче
(Даром ль пишем сей куплет?)
Постоянно Мелькор мрачен
Собутыльников ведь нет.
Одному хлебать тоскливо
(В корень, друже, поглядим)
Худо пьется даже пиво
Коли пьешь его один!

Ведь в компании, в охотку-
Чтоб с ушей пошел бы пар!
Где ж найдешь такую глотку
Ни у эльфов, ни майар?!

Представитель древних наций
Выпить столько не дока.
Посему Мелькор спивался
И текли, текли века...


2.

Так, так так! Все ближе к телу!
Скажет тут читатель наш.
Ажно руки аж вспотели,
И часы вспотели аж.
Раззудим могутны плечи,
Навострим опять перо,
И опишем эту встречу
Чтоб порадовать народ.

Тут, мой друг, скажу я прямо,
(Обожаю прямоту)
Что любой поэт гунявый
Стих писал про встречу ту.
Оттого-то у поэта
С гнева дергается глаз.
Описанье встречи этой
Вам встречалося не раз.

Вот она-поэтов плата!
Тяжелей могилы плит.
В проявленье плагиата
Всяк поэта укорит.
Чтоб не гнать потоком лажу
Как прокисшее вино,
По иному Вам расскажем
То, что там произошло.


3. ...Вот конец приходит странствий,
Берен наш уж тут как тут.
Он не ждет, что скажут здрасте.
Он вообще не ждет, что ждут.
Посему разносит пенье
Мудрость эльфовских витий:
"...Человеку, что с похмелья-
Не встречайся на пути."

Это правило, к печали,
Не в чести в краю ночи.
Черепушки разлетались-
Как футбольные мячи!
И стихи про время оно
Дней до наших донеслись-
А что сделал он с драконом-
Так с ума сойдет Гринпис...

О жестокости евонной
Ныне в свете есть куплет,
Что, за хвост схвативши волка,
Размочалил весь паркет!
От эльфиек ж мало прока
Но полезны и они:
Налету собьет дракона,
И развалит замок вмиг.

В исполнении вокала
Лучиень не занимать-
Вся страна врага лежала
Опасаясь нос поднять.
(Только, должно нам заметить-
На все прочие года
С той поры Валары петь ей
Запретили навсегда).

Фиг с ней, с песней, чай, певиц-то
Свистни только-прилетит.
Обойдемся райской птицей,
Коли песни захотим.
Но, в размах поэмы бега
Вновь у нас встает вопрос-
Спросим мы - А что же Мелькор?
Валар общества отброс?

Где алкашник самый страшный,
Где коварный наш злодей,
Все герои, значит, пашут,
Развлекая нас, людей...
Меч наточен словно бритва-
Глотка ж хуже ль чем меча?
Хоть на пьянку, хоть на битву
Наш герой готов сейчас.

-Но, приняв вчера цисцерну-
Тут заметил орк один,
В состоянии полена
Пребывает господин.
Сон его сплошное чудо,
И, клянусь на колбасе,
Что извлечь его оттуда
Нет возможности совсем!

Возмущен герой подлянкой-
Мухомор сожрать гнилой!
Сорвалась такая пьянка-
Раз в сто лет не быть такой!
Надо ж было так подножку
Залепить такую мне-
Я пришел - а этот в лежку!
Посреди своих камней.

...Что в дальнейшем Берен сделал
Песнь поведает о том.
Даже волки поседели,
Сбросил девять шкур дракон,
Что там стих, что речь Эзопа,
Как горох стучит о гроб,-
Только из-за горизонта
Поднимался дыма столб...


4.

Так, согласно песни древней,
Что дошла до наших дней,
Возратился снова к эльфам
Блеск желанный их камней.
И лишенные похмелья-
Напрочь сгинул сей синдром-
Те ударились в веселье-
Кто канистрой, кто ведром.

Это кончилось печально,
Неумеренность вредит,
Волки вылезли из чащи-
Заглушили аппетит.
Поищи эльдар по свету-
Эй, ребята, отзовись?
Но увы - их больше нету,
Так как все они спились.

Мелькор кончил то ж в печали
Без каменьев окосев.
Ведь его башка трещала
Как гремит вулкана зев.
Как стерпеть Валарам это?
Гром и гул вне всяких мер!
Выгнан был Мелькор с планеты
Чтобы в пространстве протрезвел.

Вот поэмы нашей корень-
Счас на ней поставим крест.
Берен тож от пьянки помер.
Но потом опять восрес.
Но - чтоб тут сему скандалу
Разгореться вновь не дать
Взяли подпись у буяна-
-Обязуюсь дуба дать.

Если ж я коньки не склею-
Записали в рун тесьму-
-То, как только протрезвею,
В рот ни капли не возьму.
Манве был расчет без риска-
Знал владыка бытия:
Так как ведь при трезвой жизни
Человеку нет житья...


Поскриптум.

Так трагедией печальной
Наш закончился рассказ.
О годах и странах дальних,
О делах ушедших рас.
Коль не лягу в наши веси,
Черепушку не сложу,
То тогда я новой песней
Слух народа ублажу.

Этих песен чередою
Оглашу для вас простор.
Про Валар, про "Ардастрой" и
Лучиэнь и Нуменор,
Ведь запудрить ваши мозги
Цели лучше в мире нет!
С тем останусь, МаякОркский.
До свиданья и привет.



Вьются стяги ролевые

1.

Завершился битвы славный ураган -
Воинов побитых в поле накидал:
Где стальной порошей бой траву покрыл
Бродит чья-то лошадь посреди могил.
Копья да секиры, бурая земля,
Собралась для пира стая воронья,
Да лисица лижет красный стяг совсем –
А по стягу – «ХИшки – девяносто семь!»

Красным светит тоже и булыжник, взрыт,
Где ступает лошадь строчками копыт.
И поникла грусто с гривой голова -
Красной и невкусной кажется трава!
Ей бы влаги росной – иль воды в ведре:
Ну а здесь лишь мозги белым по земле,
Руки, ноги, рожи – да по сторонам
Сталью искорежен боевой металл.

Пролетят недели ястреба крылом,
Латы загремели – на металлолом,
Шумно лижут ниву буйные ветра,
Где растет крапива через колонтарь.
Время серой болью утечет в колки:
Через год на поле выйдут вновь полки!
Вновь о сталь налобья стрелы завизжат,
Чтоб собрали копья славный урожай!

Сколько ж это можно – все про мордобой!
Ведь подохнет лошадь от травы такой:
Ведь душа томится – рвется, словно лист:
Выйду из больницы – напишу в «Гринпис!»


2.

Закипит обида – словно как вода!
Ну-ка, друг копытный, подойди сюда!
Не гляди уныло, гривой не тряси –
Скоро будет мыла больше на Руси!
Кто, скажи с обрыва, посредине дня,
В жгучую крапиву вывалил меня?
Будет не забыто, - правда - в полный рост,
Как ты мне копытом поцарапал нос!

Но в одном куплете – целый год пройдет!
Воин к Хишкам едет – не пешком идет.
Где кипит месильня – рать пошла на рать,
И великим силам не суметь разнять!
Раздавались громы аж до самых звезд,
Но седло пустое конь домой привез.
Птицы откружились и законочен бой –
Где ж ты, славный витязь, что стряслось с тобой?

У густого бора он лежит один
Синий след подковы на его груди.
Жизни тает ноша, шепот ловит падь:
Ох, не стоит лошадь слишком оскорблять!


3.

Я вам не зря рассказываю сказки,
Глубокий смысл подчас в них заключен,
В конюшне некой жил один савраскин,
С ним рыцарь, что со шлемом и мечом.
Компаньей сей, пусть режет слух кому-то,
Нарушен был привычный ход вещей:
Загадкой конь был для ветинститута,
А рыцарь был загадкой для врачей.

Засунув в шлем свою больную будку,
В которой жил отличный гайморит,
Боролся рыцарь с язвою желудка,
Когда его не доставал бронхит.
А бедный конь, страдая от запала,
С натугою выкусывал мокрец:
На задних лапах стрелка загнивала
А на передних мучил козинец!

И лишь в бою, когда трещали копья,
Когда железо песнь свою поет,
То рыцарь забывал про плоскостопье,
А лошадь про заковку и нагнет.
Не зря, друзья, про то поется в песне,
Не зря, друзья, поэт слагает стих:
Мы забываeм о своих болезнях
Когда больными делаем других!



Я помню...

Амарие, любимая ученица герра Манве, Ранее - любимая ученица герра Мелькора.

Здесь бриз приятный веет на горе,
И обнимает лентами на пляже…
А ряд обледенелых батарей-
Об этом о кошмаре кто расскажет?
Я помню – длинный общий коридор,
Толпу на кухне, ржавые кастрюли…
Но тот, кто выбирает Валинор,
Не вспомнит вьюги и мороз в июле!

На блюде вновь прозрачный виноград
Соперничает с абрикосов плошкой…
Но как забыть вчерашний мне салат
И вечную капусту и картошку?
Здравур по чашам искристо течет,
Приятно так пощипывает в нёбе…
Но как забыть прокисший мне чаек,
Разбавленное на две трети кофе?

И потому слова мои честны,
Дорога мне лежит – к ступеням трона,
Ведь руки повелителя сильны
И светится сапфирами корона.
О Ирмо! Зря не стоит тратить прыть
И памяти моей стирать картину?
Сам Эру не поможет позабыть
Про утреннюю очередь к сортиру!



Орочья отступательная

Не б..ди горохом, не воняй стручком!
Что оркам пораженья и невзгоды?
Нас не застявят больше мыть очко –
Поэтому - да здравствует свобода!

Пылает замок и вокруг – леса…
О, там слышны забористые крики.
Но тех, кто настоялся на часах
Уже не тронут лозунги великих.

Примчалась эта из-за моря рать,
Изрядно нам по морде настучали,
Да, Мелькора нам будет не хватать…
Но это ведь не повод для печали!



Финве, е.к.в.

Монолог в налоговой инспекции.

Нет, вы ошиблись, вовсе я не рвач.
И это сознавать весьма отрадно.
Король. По совместительству –палач.
Но проживите на одну зарплату!
У короля, скажи, какой оклад?
И сколько королей на Валиноре?
Мне этот донельзя прискорбный факт
Как бирка на заложенной короне.

К тому же – переезды да семья…
От климата жена страдает – в лежку.
Ходил просить пособье к Валар я:
На катафалк – дождешься неотложку!
Три сына – выдающиеся лбы.
Сочти, поди – по замку мчатся внуки!
Жаль, эльфы в арифметике слабы…
Но – к оркам бесполезные науки!

Вот к палачу – совсем иной подход.
Бесплатно – ресторация и баня.
А Валар как то раз пошли в поход,
Так это сколько сдельно-премиальных!
Ну а к тому же –почему лишь мы
Оказывались вечно крайней хатой?
По слухам, даже повелитель Тьмы
Не брезгует учительской зарплатой…



Марш Ф.

«Ну вот пришла великая пора…»
Н.


Не верится, но мы еще вчера
Здесь пели беззаботные куплеты…
Но вот пришла великая пора:
Надеть кастет и завернуть манжеты!
Ну все, братва, теперича держись
И свет, и тьма – достанется обоим.
Мы всем докажем практикой, что жизнь
Не может обойтись без мордобоя.
От волн морских до простыни лесов
Под хохлому распишем всем портреты
И чтоб страной расплющенных носов
Назвали половину континента!
Мочите всех, кто друг нам или враг.
Плевать, что сверху боги смотрят хмуро,
Мы только жестче плюнем на кулак
Откупорив бутылочку здравура.
Звездою серой, что стремится ввысь,
Сияет знамя над долиной боя:
Мы доказали практикой, что жизнь
Не может обойтись без мордобоя!



О сотворении мира

Обновив на лирах струны,
Их стянув ключом,
Заявились раз Айнуры
К Эру в кабачок,
Грянуть песню удалую,
Закативши пир,
Ну, и чтоб не петь впустую,
Сделать новый мир.

Манве спел, что утром росным
В небо путь орлу,
Варда пискнула про звезды,
Солнце и Луну,
Лишь цветы милы Йаванне
Да ее парник,
Вечноюной Ване - спальня,
Ну а в ней - мужик.

Вот у Ороме вся песня
Занята войной,
Ну а Тулкасу любезен
Только мордобой,
Намо – все про ад кромешный,
Мудрость возлюбя,
В песне Ирмо – ну, конечно,
Мак и конопля.

Эру сам пошел вприсядку,
Позабыв резон,
Где уж тут да быть порядку,
Коль такой музон!
Кто уже лыка не вяжет,
Кто под стол упал…
Не упавшим же из чаши
Мелькор подливал.

Про забытье спела Эсте,
Глюки и отпад.
А у Ульмо в этой песне
Булькал аппарат;
Вайре – как проникновенно
Нить в станке блестит,
Ну а что поет Ниенна -
Буквам не снести…

…Утро чаркой опохмела
Прояснит умы.
-Кто же это, право, сделал,
Неужели мы?!
Как нескладная химера,
Смесь огня и льда…
И лицо покрылось Эру
Краскою стыда.

Мир явился кривобоким,
Мрачен да коряв,
Вместо речек неглубоких
Разлились моря,
Не холмы – воздвиглись горы,
Что невмочь залезть,
А где должно быть просторам-
Лишь дремучий лес.

Чем там люди занимались
Я не передам,
Только резались, стрелялись,
Били по мордам,
Что потеть, поля пахая,
-Думают оне,
Кто витает, кто летает
Как орлы, к Луне.

Тут не лейте даром слезы -
Перегонят в мед!
Ну а кто-то из доносов
Паутину ткет!
Глюконавт стращает адом
Девочек в “топ-лесс”,
Мак растет цветущим садом
В парниках и без!

И, в добро утратив веру,
Заявив: «Все блеф!»,
Увязал манатки Эру,
К звездам улетев.
Он умчался, громко каясь,
Во всемирный мрак,
А Айнуры – те остались
Разгребать бардак.

Но – перо писать устало,
Стих закончу я.
Ну а что в Айнулиндалэ –
Это все фигня…

А что было дальше?

А вот что…



Эльфийский рэп

1.

Спеть, друзья, я готов,
Ну о чем же спеть мне,
О рожденье ль миров,
О Куивиэнен?
Может, спеть мне о том,
В рунах б не утонуть,
Как эльфийский народ
Выбирал себе путь?

Мы лишь вышли из вод,
Словно как с небеси,
Кто бы дал бутерброд
Иль чего закусить,
Для сугреву б принять
Для продрогших ребят,
Но по берегу – глядь!
Двое Валар стоят.

И под шорох волны
В свисте ветра, что лих,
Были речи полны
Агитации их.
Первый - весь из себя,
Как раздувшийся шар,
Он доспехом сиял,
Как большой самовар,

И он нам рассказал,
Как живут за бугром,
Он в три горла орал,
Он махал топором,
-Тень сомненья-смешна,
Никакой не обман! -
Так он нас убеждал
Что прекрасен Аман!

В Валиноре тепло,
Просто чистый курорт,
Есть там хавка, бухло,
Безо всяких хлопот,
Это к счастию путь,
От зари до зари
Щупай женщин за грудь
Да ацелас кури!

Эта сладкая жизнь
Недалеко лежит,
Лишь рукой дотянись
Да в карман положи!
Жить – как белая кость,
Только с пляжа – да в бар,
Хорошо б тем жилось,
Кто б пошел в Валимар!

И при этом, друзья,
Ни болей, ни смертей,
Не украсит песьяк
Благородный филей,
Создадут вам Валар
Персональный уют:
Не укусит комар,
Глаза не подобьют!

Это вам не леса!
Чистый рай предстает!
Но в затылках чесал
Наш отважный народ:
Что не скажешь, польстя?
Ведь слова то – легки,
Мол, сначала – друзья!
А потом – в рудники…

Был второй худ и тощ,
Как отжатый лимон,
Райских кущ нам и рощ
Не сулил вовсе он:
- Вот лопата и лом –
Побыстрей разбирай,
Помахай-де кайлом
И построй себе рай!

Если есть хочешь ты,
Бросишь в землю зерно,
Через месяца три
Станет хлебом оно.
А пока, милый друг,
Будет плохо с едой,
Будешь кушать кору
С родниковой водой.

Будет мучить вас боль
Да дождей хладный душ,
И чахотка, и корь,
Скалатина, коклюш,
Будут дни нелегки,
Но зато чрез года
Над тем садом благим
Воссияет звезда!

Не похоже на ложь!
Видно, он не дурак.
Коммуналка, галдеж,
Но ведь честно, без врак.
Лес да небо – нам кров,
Писк рассерженных крыс,
Но ведь честно зато
Свой сухарь можно сгрызть!

Где ж им взяться, садам,
Коль не вырастим мы?
Предпочтем ли Аман
Мы владычеству Тьмы?
Стану ль Тьме я – как брат,
Век-другой лишь пройдет,
Мы свой собственный сад
И курорт возведем!

Сделал выбор такой
Наш отважный народ:
Часть пойдет вслед за Тьмой,
Часть за Светом пойдет.
Где получше с едой
Туда лягут пути,
Туда смогут потом
Остальные уйти!


2.

Мы построили враз
Массу славных хором,
Отопленье у нас
И удобства при ём.
И звезда из выси
Осияла наш дом:
Был то не керосин,
А надежный неон!

А курортники нам
Кулаками грозят,
Развопился Аман:
- Де, во Тьме жить нельзя!
-В рудники, на кайло!
Будут озорничать! -
Разевая хайло
Так сам Манве кричал.

Только плюнули мы
На его трепотню,
Под крылами у Тьмы
Стали петь под лютню,
Песнь струилась у нас,
Был веселым конец –
Про большой ананас
И с хренком холодец!

Тут, топча ковыли,
Все круша в порошок,
К нам, в владения Тьмы,
Войско Валар пришло,
Все, что видел бы глаз
Источить, растереть,
Выпить пиво у нас,
И всю хавку заесть!

Коль лежать на печи
Не пристало нам, брат,
Даст ответ на мечи
Кочерга и ухват!
Не колом от плетня
Угостим молодца,
Боевая лютня –
Вам заместо венца!

Что там, холод, жара?
Ну да нам не впервой,
Сковородкой в шлемак
И по морде метлой,
Самовар, как снаряд,
Завывал в высоте,
И тарелки свистят,
Как лихой сюритэн!

Пусть по кровлям – пожар,
Но глядела Луна
Что зубами майяр
Вся Утумно полна,
Но их больше, чем нас,
А мы были не злы,
И в недобрый, блин, час
Нас связали, козлы!


3.

Вот судья, глаз кося,
Погоняет коней,
Скажем, у порося
Явно рожа милей.
Тут сказал нам король:
- Кто не падает ниц,
Не лобзает мой трон
Станет кормом для птиц!

В Валиноре как раз
Нынче кончился “Крилл”,
Мы используем вас,
Ибо в вас – витамин!
Что без вас райских лоз
Золотое вино?
Ведь авитоминоз –
Это ж смерть для орлов!

-Все так просто, король!
Я вас благодарю.
Напоследок позволь
Плюнуть в рожу твою.
-Мы – дурная трава?
Нас немалый отряд.
Все имеем права
Совершить сей обряд!


4.

В Валиноре тепло,
В Валиноре Ташкент!
Коли б звон кандалов
Поутих бы в башке,
Было б все хорошо,
Но в приятной выси
На скале как мешок
С удобреньем висим.

При морском ветерке,
Погляди, каковы!
К нам, как мухи на …
Налетели орлы.
А внизу – погляди!
Наслаждается глаз:
Среди сада блестит
Золотой унитаз,

Белой пеной волны
Наполняется бриз,
И летит со скалы
Удалой планерист!
Да, пейзажик не плох,
Коль не вился б вокруг
Общежитие блох
Ты, клювачий петух!

О, подобие клух,
Что летишь высоко,
Только перья да пух
Без наличья мозгов!
Если б мозги имел,
Знал, кого бы клевать:
Тот, кто светел да бел,
Кто любитель поспать,

Кто на троне, как жук,
Угнетает народ,
Или кто на пляжу
Греет толстый живот!
Что бессмертному жизнь?
Ну, давай веселей,
Побыстрей отравись
Селезенкой моей!

Вот ты, значит, каков,
Серый друг облаков!
Подавился ребром,
В пропасть рухнул комком…
Птичку жалко, друзья,
В том сомнения нет.
Но на этом нельзя
Обрывать наш куплет.

Мы бессмертные все ж,
Только что же – потом?
Словно как острый нож -
Снова в шахту с кайлом?
Снова кушать кору?
Дудки! Это уж нет!
Я уж лучше помру!
До свиданья. Привет.

Ну а дальше?



Вселенский махач

Это было в дни иные, -
Сколько лет прошло с тех пор!
Покорять морские мили
Отправлялся Феанор,
Но не ведал храбрый нолдор
Над башкой мечом маша,
Что ему там двинут по лбу,
Так, что вылетит душа.

Семь звезд светили – с Тинукветиля!

Пронеслись века как кони,
Все укрыл столетий мох,
Грандиозным мордобоем
Завершив чреду эпох,
По земле зеленой шубе
Густо кровь разлилась, рдя,
Трупы, трупы, трупы, трупы
По окрестностям смердят!

Словом, все почили в бозе,
Все исчезло, словно сон,
Стал резни апофеозом
Испаренный Саурон,
Кто в земле изгнил лежащим,
Кто взлетел под небеса…
Тут сыграл Профессор в ящик
До конца не дописав!

Семь звезд светили - с Тинукветиля!

Станем ль, друже, мы угрюмо
Порицать его за то?
Да явится Ник Перумов
Подхватив его перо!
Да свершится воля сильных,
Обладающих мечом,
Грандиозней чтоб месильни
Мир не видывал еще!

Всяк навек забыл о лени,
Только солнца встанет диск –
Драться всем, без исключенья,
Средиземия девиз.
И под светом звездной бездны
Эльфы рубятся во тьме
С королем без королевства
Только без царя в главе!

Берегись, эксплуатататор
Всех поборников меча!
Бродит хоббит-терминатор
По тебе кинжал точа!
Что король содеять чаял,
Всю страну перевернув!
Но на сером был причале
Засапожником проткнут.

Семь звезд светили - с Тинукветиля!

Вроде вся прибита банда,
Всяк, кто дрался, вроде мертв…
Жутким светом Адаманта
Вдруг зажегся горизонт.
Как герой народных песен
Про проклятое кольцо,
Тот король, счастлив и весел,
Взял, восстал из мертвецов!

Что ему сил Арды кара,
Что ему вся боль расплат,
Если для суда Валаров
Найден дельный адвокат?
Что его не спится роже?
Что мечи ему милы?
Снова хоббит точит ножик
В предвкушении войны.

Утро вновь сменяет вечер
Но гремит по миру брань,
Только сечи, сечи, сечи,
Сечи лишь, куда не глянь,
Север, запад, страны юга,
Море, горы, дол и бор,
Только стали воет вьюга
О мечи стучит топор!
Что нам лес, река да море?
Арда нам уже тесна!
Бой идет на Валиноре,
На самих на небесах,
Эй, Валар, что породили
Этот мир как свой каприз!
С высоты Тинукветиля
Покатились звезды вниз!

Мира свод провис со стоном,
Выпуская в дырки пар:
Отбивную из дракона,
Трупы эльфов и майяр,
Мир богов под вихрем стали,
Стрелы сыплются рекой…
Тут Перумова достали,
Он подался на покой.

Знаю я, что эта бойня
До конца продлится дней,
Воинов здесь еще довольно,
Эльфов, орков и людей.
Вместе вряд ли уживутся,
А без драки им нельзя…
Вот писатели найдутся
И продолжится резня!



К-куда?

Куда меня ты поведешь, проклятая дорога?
Давно вопит, ядрена вошь, натертая стопа!
А если повстречать еще дракона иль Балрога,
Придется только пожалеть, что я не Турамбар!
А чудовища скачут проворно,
А меня ведь не хватит на всех…
Тяжела ты, судьба Арагорна,
Словно ржавый арнорский доспех!

Толстый хоббит утром рано с кексом пьет душистый хмель,
А лихие дунаданы режут гнусных упырей.
А когда и нас граница, доведет, что хоть кричи,
К дяде б Элронду пробиться – на эльфийские харчи!

Только дядя посмотрит так гордо –
Свысока, что я сделаюсь нем…
Тяжела ты, судьба Арагорна,
Словно гондорский смятый шлем!

В Имладрисе сердце бьется чаще чем весной капель,
Из-за той звезды зовется, что Арвен Ундомиель,
Только дядя про невесту даже думать не велит,
Отвоюй, мол, королевство, вот тогда поговорим.

Ой, дорога, дороженька в Гондор,
Не присесть отдохнуть, не прилечь…
Тяжела ты, судьба Арагорна,
Словно папин поломанный меч.



Из фольклора села «Переделкино»

Звезды летом словно бисер,
Как фонарики висят,
Прогуляться в Имладрисе
Я однажды собрался.
Нас хранят благие боги,
Только меч носи с собой!
Глядь - идут такие ноги
Хоть прощайся с головой!

Ой, ты Древо! Древо белое мое!
Королева! Я ж куплю тебе копье!
Я ж долины, горы, реки подарю
А на именины двадцать орков зарублю!

Был я писаный красавец
Две руки и две ноги,
Нуменорец, дунаданец,
Не богат, но родовит.
Борода, усы и уши,
Нос на месте, глаза – два,
Чем, скажи, тебе не муж я,
Где найдешь такого, а?

Но она, такая шельма,
Мне в ответ ни да ни нет,
Прибежала пачка эльфов
Весь испортила портрет.
Уронили, меч сломали,
Мол, не рыпайся, лежи,
Здесь тебе не Дунаданье,
Здесь не шляются бомжи!

Ой ты Древо! Древо ж белое мое!
Что же делать, раз такое е-мое?
Королева, как к тебе добраться мне?
Древо, Древо, я ж повешусь на тебе!

Вот такие цацки-пецки,
А они давай орать,
Чтобы к дочке королевской
Я не думал приставать,
Человеческое хамство
Мол, достало их сполна,
А для свадьбы нужно царство,
А неплохо бы и два!

…Пронеслись, как кони, годы,
Как лавина, как обвал,
Во сраженьях и походах
Царство я отвоевал,
Отвернется и старуха,
Стал я полный инвалид,
Нет руки, ноги и уха,
Глаз один - и тот подбит.

Вот я снова в Имладрисе, -
Дерева да звезды те.
Распахнулись кроны листья
В мягкой теплой темноте,
Опустила стража луки,
Голос слышится родной:
- Ну и что, что он безрукий,
Без ноги – зато король!

Ой ты Древо! Древо белое мое!
Я сгорел бы, я сгорел бы за нее!
И вторую тут же б отдал ногу я!
Я ликую, я пляшу без костыля!!!



Менестрель у гномов

Брось гитару, менестрель,
Выпей, сьешь котлету.
Да закрой покрепче дверь,
Здесь прислуги нету.
Прозвучит сегодня песнь
После славной пьянки…
А пока – давай развесь
Над огнем портянки.

Расскажи нам про скандал,
Кто кому дал в рожу.
-Менестрели, господа,
Во все двери вхожи.
И в хоромы к королю
Ходят, словно в поле.
Жаль, король кричит: “Убью!”
- Значит, недоволен.

Но оставим короля,
Он болван болваном.
Расскажи, как за моря
Плавал с караваном,
Про небесное шитье
Расскажи про то нам,
Про заморское житье,
Хавку с выпивоном!

-Как за морем нынче пьют,
Нашим и не снится!
Коль расскажешь королю
Может подавиться.
Не для красного словца
Писано в скрижалях
За морями, блин, певца
Сильно уважают!

А дворец иль замок там –
Менестрель - персона.
И встречают – хоть куда!
Разным разносолом.
Ходишь кумом королю,
То несут и это.
- А у нас, куда не плюнь,
Попадешь в поэта…

Жизнь поэта не легка –
Это ведь не бредни.
А хлебни ка, друг медка,
Чай, разок последний.
Вот отличные блины,
Лучше нету, точно!
Ну а дальше – кандалы,
К ним уже –цепочка.

Наверху покоя нет,
Ишь – щебечет птичка.
Раз в два дня дадут обед,
А к нему – водичку.
Вот фонарик и кирка –
Прямо для поэта!
Думал, можно просто так
Наши есть котлеты?



Менестрель у менестреля

(Дайолены - Даэроны и разборки на отечественной эстраде…) -Что значит: «Я – неправильно пою?»
Да ты в своем уме, дружок убогий?
И коль не хочешь побывать в раю
Немедля вновь окажешься в дороге!
Уйди добром, не порти аппетит,
Ведь мне сегодня петь – аж перед принцем!
Ну а что ты доселе не прибит –
Тут я дивлюсь, – как так могло случиться?

-Чего поэт не встретит на пути?
К чему шакалу дар стихотворенья?
Ведь как бы удобренье не злати,
Оно все также пахнет удобреньем.
И неча, неча тени на плетень,
Что камень может обернуться салом…
Да ты еще мне спой про Лютиень,
Да помнится, она тебя послала?

- А ты не суй свой грязный смертный нос
В эльфийские возвышенные чувства!
На псарне лучше тявкай, черный пес,
Пущай оценят там твое исскуство!
- Да с эльфом спорить - это прям беда!
Да стоит, право, даром тратить время?
Вот щас возьму и лирой в рожу дам:
В момент тогда настанет просветленье!

И ком одежд, и черной, и порфирной,
Катался долго по коврам палат,
О головы разбиты обе лиры,
На люстрах –клочья выдранные патл…
Начальник стражи, в окончанье дня,
Давал своим солдатам наставленье:
- Насилу розняли. Пущай до короля
По одному теперь лишь… менестрелю!